Сато Хисао: «Заходим культурно. И делаем бизнес»

фото KONKURENT | «Заходим культурно. И делаем бизнес»
фото KONKURENT

Сато Хисао, председатель Японо-Российской ассоциации содействия развитию культурных и деловых связей (г. Токио), предлагает новое направление в налаживании сотрудничества. Об этом, а также о тонкостях восприятия японцами нашей страны, роли искусства в нем и о реальном экспортном потенциале Приморского края он рассказал в беседе с корр. «К».

— Сато-сан, вот уже много лет в русле японо-российских проектов вы прилагаете усилия к бизнес-сближению наших стран. Почему в новом проекте роль локомотива отведена именно культуре и искусству?

— Что тормозит деловое взаимодействие между нами, так это тотальный недостаток информации. И тут дело не только в отсутствии чисто практической для бизнеса информации, а в глобальном смысле. Японцы ничего не знают о России в принципе. Следовательно, у японских предпринимателей просто не рождается идея повернуть взор в ее сторону. Эту проблему не могут решить лишь специализированные интернет-ресурсы или разовые, бессистемные мероприятия всяких обменов и визитов. Надо сначала сформировать взаимный интерес на более широком уровне, чем бизнес. Прекрасным инструментом, как показывает мировая практика, является массовая культура, транслируемая через кино, литературу, музыку. В продвижение культурных продуктов просто необходимо инвестировать.

Например, чрезвычайно популярны сейчас у нас в стране корейские телесериалы и поп-певцы. И не потому, что они лучше прочих. Просто в их продвижение в Японии делаются достаточные инвестиции. У целого поколения формируется позитивный образ Кореи, она становится чем-то знакомым и ассоциируется с приятными и понятными вещами, с ней можно иметь дело в итоге. Это сказывается и на японских бизнес-предпочтениях затем.

В соседней России же просто огромные культурные ресурсы, способные выходить на массовые рынки сопредельных стран. Русские кинокомедии чего стоят — их увлекательно смотреть даже без перевода!

Русский кинематограф, музыка, современные книги, переведенные на японский, могли бы стать прекрасными проводниками в Россию в массовом сознании. И ваша страна уже не казалась бы моим соотечественникам, включая бизнесменов, такой пугающе непонятной. Взять кино: японцы увидели бы, что россияне — это люди с такими же чувствами, заботами, юмором и желанием любви, как у них. А значит, и с Россией можно иметь дело.

— В поле продвижения культуры и искусства легче работать, чем в чисто деловом?

— Всегда есть свои трудности, когда находишься в поиске и воплощаешь новое. Продвижение искусства и культуры требует определенной стратегии, которую мы пока разрабатываем, в которой не все до конца понятно и просто. И сопутствующие нюансы типа визового режима между нашими странами усложняют дело. Впрочем, путь осилит идущий.

— Если же говорить с самой прагматической точки зрения, оставив на время культурную тему: чем действительно интересна Россия, особенно Приморье, японскому предпринимателю и потребителю?

— Аграрной продукцией. В Приморском крае прекрасный климат для выращивания сои и фасоли, в которых наряду с гречкой традиционно нуждаются японские рынки. Особенно выигрышно Россия смотрится на фоне Китая, который вызывает недоверие. У японского потребителя сейчас не очень хорошие ассоциации с Поднебесной в плане качества продуктов питания. А вот имидж России — довольно положительный, она считается у сведущих японцев страной, производящей экологически чистые продукты. Япония могла бы стать быстрорастущим рынком сбыта для российских, приморских агропроизводителей.

— Однако с самых 1990-х годов в Приморье устойчиво мнение, что два неизменных фактора мешают нам взаимодействовать: отсутствие мирного договора между нашими странами и недопонимание в сфере бизнес-этики на разных берегах Японского моря. Согласны?

— Нельзя списывать все только на это. Очевидны для меня и прочие факторы, более «приземленные», что сильно тормозят наше взаимодействие. С одной стороны, японские компании, все-таки решившие вести дела с российскими партнерами, до сих пор думают лишь о продажах японского продукта, мыслят односторонне в импортно-экспортном поле. Мало кто додумывается до закупки российского продукта, а зря.

С другой стороны, российские компании, те же аграрии, производящие экопродукт, совсем не хотят учиться японской стандартизации и принципам сортировки этого самого продукта. Сортировка, можно сказать, категорически важна на японском продуктовом рынке! Закупаешь ту же гречку у российской компании, и прекрасная крупа оказывается перемешана с той, что стоило бы отбраковать по японским меркам.

И тут Китай не упускает своих возможностей — закупает подобный российский продукт, всего лишь сортирует его как надо, стандартизирует, упаковывает, ставит свой логотип и выгодно перепродает Японии. Российские сельхозпроизводители, приложи они чуть больше усилий, могли бы выгодно наращивать продажи, работая с японцами. Но, к сожалению, они предпочитают иметь меньше, зато сиюминутно, что обусловлено торговлей с Китаем.

Болезненная тема в данном контексте и тарифы железнодорожных перевозок по Транссибирской магистрали. Сельхозпродукция из Центральной России потенциально тоже очень интересна японцам. Но сверхвысокие расценки на транспортировку поездом делают почти невозможным ее выход на рынки Японии. Но и с этим можно работать — было бы желание у транспортных компаний.

— Если для большинства японцев традиционно Россия — terra incognita, что лично вас подтолкнуло заглянуть за привычную линию горизонта?

— Я вырос на Хоккайдо. И туда после краха СССР прибывало очень много русских, скупавших японские автомобили. Прекрасно помню ту эпоху, когда я часто общался с тем, кто приходил в порт Саппоро на коммерческих судах. Мы, японцы, видели этих русских и понимали, что они нормальные люди, с ними все в порядке. С русскими можно иметь дело.

Комментарии (0)
Отправляя комментарий, вы соглашаетесь с Политикой конфиденциальности.
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ